Государь. Искусство войны

О жестокости и милосердии и о том, что лучше внушать: И если вдуматься, то он явил тем самым гораздо больше милосердия, чем флорентийский народ, который, опасаясь прослыть жестоким, допустил разрушение Пистойи. Вергилий устами Дидонты говорит: , , [47]. По этому поводу ведется спор: Ибо в целом о людях можно сказать следующее: И горе тому государю, который, поверя их посулам, проявит беспечность, ибо дружбу, которая покупается, а не приобретается величием души и благородством, купить можно, а приберечь на черный день — нет.

Что лучше, внушать страх или любовь?

Никколо Макиавелли Его Светлости Лоренцо Медичи Соискатели милостей какого-нибудь государя имеют обыкновение угождать ему подношением самых дорогих своих вещей, а равно и тех, которые, на их взгляд, могут быть ему приятны; поэтому чаще всего государи получают в подарок скакунов, оружие, златотканую парчу, драгоценные ткани и тому подобные украшения, подобающие их званию.

И вот я, желая представить Вашей Светлости свидетельство моей глубочайшей преданности, не нашёл среди своего добра ничего более дорогого и полезного, чем разумение деяний великих людей, приобретённое вследствие длительного испытания современных дел и непрерывного изучения древних. Тщательно обдумав и пересмотрев свои мысли, я собрал их в небольшой книжке, которую и посылаю Вашей Светлости.

Хотя я и не считаю этот труд достойным Вашего внимания, [однако] надеюсь, что по своей доброте Вы не отвергнете его, ведь это драгоценнейшее с моей стороны подношение позволит Вам за ничтожное время усвоить всё выношенное мной на протяжении долгих лет среди стольких скорбей и опасностей.

Одно из самых знаменитых мест «Государя» – это вопрос о том, что лучше внушать: любовь или страх. Лучше всего (что неудивительно), когда.

Взращивайте в своем сознании образ бесстрашия и ваши страхи оставят вас навсегда. Закладка мыслей, чтоб побороть страх Еще один мощный метод, чтоб побороть страх. Суть его в том, что вам нужно вести себя так, как будто вы уже смелый человек. Понаблюдайте за смелыми и уверенными людьми. Это могут быть ваши знакомые или любимые актеры. Как они себя ведут? Оденьте их образ на себя. Относитесь к этой технике играючи. Убираем ненужные образы - страхи Что такое страх?

Это негативный мыслеобраз, который можно убрать из вашего подсознания. Каким способом спросите вы.

О милосердии и жестокости и о том, что лучше: Чезаре Борджиа считали жестоким, однако эта его жестокость восстановила порядок в Романье, объединила её, возвратила ей мир и согласие. Поэтому государю не следует заботиться о дурной славе жестокого, когда он хочет удержать своих подданных в единстве и повиновении, ибо, покарав для острастки немногих, он проявит куда больше милосердия, чем те, кто из чрезмерной любви к ближнему не решается пресечь беспорядки, чреватые грабежами и убийствами.

Ведь смута наносит вред всему обществу, а выносимые государем приговоры направлены против отдельных лиц. Но среди всех властителей новому государю невозможно избежать обвинений в жестокости, поскольку новую власть окружает множество опасностей.

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх. А именно: люди, веря, что новый правитель окажется лучше, охотно.

ГЛАВА Не зарываясь в бесчисленные подробности, скажу кратко, что христианская вера, по-видимому, сродни некоему виду глупости и с мудростью совершенно несовместна. Ежели хотите доказательств, то вспомните прежде всего, что ребята, женщины, старики и юродивые особенно любят церковные обряды и постоянно становятся всех ближе к алтарю, покорные велениям своей природы. Люди удивительно простодушные, жестокие враги всякой учености.

Засим, среди глупцов всякого рода наиболее безумными кажутся те, кого воодушевляет христианское благочестие. Что ж это такое, если не помешательство? Удивляться ли после того, что апостолов принимали порою за пьяных и что Павел показался безумным судье Фесту. Но поскольку я уж начала рассуждать, то продолжу и докажу вам, что блаженство, которого христиане стараются достигнуть ценою стольких мучений и трудов, есть не иное что, как некая разновидность безумия.

Джонатан Пауэлл - Новый Макиавелли

Государь О том, за что людей, в особенности государей, восхваляют или порицаю Теперь остается рассмотреть, как государь должен вести себя по отношению к подданным и союзникам. Зная, что об этом писали многие, я опасаюсь, как бы меня не сочли самонадеянным за то, что, избрав тот же предмет, в толковании его я более всего расхожусь с другими. Но, имея намерение написать нечто полезное для людей понимающих, я предпочел следовать правде не воображаемой, а действительной в отличие от тех многих, кто изобразил республики и государства, каких в действительности никто не знавал и не видывал.

Ибо расстояние между тем, как люди живут и как должны бы жить, столь велико, что тот, кто отвергает действительное ради должного, действует скорее во вред себе, нежели на благо, так как, желая исповедовать добро во всех случаях жизни, он неминуемо погибнет, сталкиваясь с множеством людей, чуждых добру.

Почему мы боимся и как победить свой страх. Религиозные проповедники вовсю внушают нам мысль о предстоящем аде и сковородках, в то же время Замечательное средство от страха — любовь, доброта, согласие.

Такими войсками вос- пользовался недавно папа Юлий: Сами по себе такие войска могут отлично и с пользой послужить своему госу- дарю, но для того, кто их призывает на помощь, они поч- ти всегда опасны, ибо поражение их грозит государю ги- белью, а победа -- зависимостью. Несмотря на то что исторические сочинения содержат множество подобных примеров, я хотел бы сослаться на тот же пример папы Юлия.

С его стороны это был крайне опрометчивый шаг -- довериться чужеземному государю ра- ди того, чтобы захватить Феррару. И он был бы наказан за свою опрометчивость, если бы, на его счастье, судьба не рассудила иначе: Флорентийцы, не имея войска, двинули против Пизы десять тысяч французов -- что едва не обернулось для них худшим бедствием, чем все, какие случались с ними в прошлом. Император Константинополя, воюя с сосе- дями, призвал в Грецию десять тысяч турок, каковые по окончании войны не пожелали уйти, с чего и началось по- рабощение Греции неверными.

Итак, пусть союзническое войско призывает тот, кто не дорожит победой, ибо оно куда опасней наемного. Со- юзническое войско -- это верная гибель тому, кто его призывает: Короче говоря, в наемном войске опаснее нерадивость, в союзническом войске -- доблесть. Поэтому мудрые государи всегда предпочитали иметь дело с собственным войском.

Лучше, полагали они, проиг- рать со своими, чем выиграть с чужими, ибо не истинна та победа, которая добыта чужим оружием.

Как понять - это любовь или просто страх одиночества?

Взаимосвязь между страхом одиночества и способностью любить Но наступает тот день, когда придётся учиться самостоятельности. Малыш понимает, что близкие не смогут находиться рядом всегда, что они тоже ощущают боль, и это вызывает у маленького ребёнка страх и тревогу. И когда приходит момент взросления, приобретённые в детстве страхи никуда не исчезают. На смену приходит понимание, что каждый человек по сути одинок.

Это заставляет нас налаживать эмоциональные контакты, которые якобы избавят от изоляции.

Иногда, рассуждает Макиавелли, спорят, что должен внушать князь, — любовь или страх. Совместить оба этих качества трудно, так что лучше уж.

Государь, если желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица Однако новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив Лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх Любят государей по собственному усмотрению, а боятся - по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого; важно лишь ни в коем случае не навлекать на себя ненависти подданных .

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

О жестокости и милосердии и о том, что лучше внушать: И если вдуматься, то он явил тем самым гораздо больше милосердия, чем флорентийский народ, который, опасаясь прослыть жестоким, допустил разрушение Пистойи. Вергилий устами Дидонты говорит: , ,

Любовь есть интимно-личная сфера жизни, в которую общество не степени способен внушить к себе сильную любовь и сильную ненависть. . « Можно испытать заботу и страх перед болезнью близкого человека и . который видит реальности лучше и острее, чем человек природный, или душевный.

Хрестоматия по курсу философии для студентов всех форм обучения и специальностей О жестокости и милосердии и о том, что лучше: Поэтому государь, если он желает удержать в повиновении подданных, не должен считаться с обвинениями в жестокости. Учинив несколько расправ, он проявит больше милосердия, чем те, кто по избытку его потворствует беспорядку. Ибо от беспорядка, который порождает грабежи и убийства, страдает все население, тогда как от кар, налагаемых государем, страдают лишь отдельные лица.

Новый государь еще меньше, чем всякий другой, может избежать упрека в жестокости, ибо новой власти угрожает множество опасностей. Однако новый государь не должен быть легковерен, мнителен и скор на расправу, во всех своих действиях он должен быть сдержан, осмотрителен и милостив, так чтобы излишняя доверчивость не обернулась неосторожностью, а излишняя недоверчивость не озлобила подданных. По этому поводу может возникнуть спор, что лучше: Говорят что лучше всего, когда боятся и любят одновременно; однако любовь плохо уживается со страхом, поэтому если уж приходится выбирать, то надежнее выбрать страх.

Ибо о людях в целом можно сказать, что они неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, что их отпугивает опасность и влечет нажива: И худо придется тому государю, который, доверясь их посулам, не примет никаких мер на случай опасности. Ибо дружбу, которая дается за деньги, а не приобретается величием и благородством души, можно купить, но нельзя удержать, чтобы воспользоваться ею в трудное время.

И о том, что лучше: внушать любовь или страх

Какие качества, по мнению Макиавелли, для государя хороши, а какие — нет? Как государь должен относиться к собственным обещаниям? Что лучше для государя — чтобы подданные его боялись или любили? Почему государь может лишиться власти?

Любовь к себе — это такая любовь, в которо никто не заменит. То есть внушать себе, что такой человек как ты — это и есть норма человека, Значит, если мы хотим лучше относиться к себе, надо стараться и к другим . Чувство страха – это производная неизвестности: когда мы чего-то не знаем.

Задайте его нашему сообществу, у нас наверняка найдется ответ! Делитесь опытом и знаниями, зарабатывайте награды и репутацию, заводите новых интересных друзей! Задавайте интересные вопросы, давайте качественные ответы и зарабатывайте деньги. Статистика проекта за месяц.

Глава . О жестокости и милосердии и о том, что лучше внушать: любовь или страх

Баринов - Эволюция представлений о страхе и тревоге в истории философии Добавил а Социология Д. Анализ эволюции представлений о страхе и тревоге в истории философии показывает, что в работах многих философов предприняты попытки изучить природу страха и тревоги, дать им антропологическое и онтологическое обоснование, классифицировать формы и виды страха, продемонстрировать его связь с другими состояниями психики.

Важной составляющей философских теорий является анализ социальных аспектов страха и тревоги как элементов социального поведения и управления. ХХ век в истории человечества был эпохой невиданных потрясений, поставивших под сомнение ключевые ценности человеческой культуры и бытие самого человека. Не случайно в ХХ веке получили распространение научные теории, предрекающие катастрофический исход человеческой цивилизации. Пугающие перспективы развития мировой цивилизации, глобальные проблемы, природные катаклизмы, неизвестные ранее и неожиданно возникающие вирусы — все это не вносит в жизнь современного человека уверенности в завтрашнем дне.

Отсюда пошел спор, лучше ли, чтобы его любили, а не боялись, или наоборот. Но так как совместить это трудно, то гораздо вернее внушить страх, чем быть который внушал любовь, чем того, кто действовал страхом.

Лидия Апасова Высший разум 2 года назад НюМакиавелли в своем произведении"Государь" дает рекомендации правителю как себя вести в разных обстоятельствах правления страной, о щедрости и бережливости, о жестокости, милосердии и о том, что лучше: Что нельзя быть только добрым и неуклонно им следовать - это не в природе, не в натуре человека. О том, как государь должен держать слово, каким образом избегать ненависти и презрения.

Как избежать льстецов, как подбирать советников и войско Главный вывод, что при правлении - цель оправдывает средства. Ненависть государи возбуждают хищничеством и посягательством на добро и женщин своих подданных. Презрение государи возбуждают непостоянством, легкомыслием и нерешительностью.

Глава 17. О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх

И всегда имущество, которое не принадлежит тебе или твоим подданным, можешь раздаривать щедрой рукой, как это делали Кир, Цезарь и Александр, ибо, расточая чужое, ты прибавляешь себе славы, тогда как расточая свое — ты только себе вредишь. Ничто другое не истощает себя так, как щедрость: Между тем презрение и ненависть подданных — это то самое, чего государь должен более всего опасаться, щедрость же ведет к тому и другому.

Поэтому больше мудрости в том, чтобы, слывя скупым, стяжать худую славу без ненависти, чем в том, чтобы, желая прослыть щедрым и оттого поневоле разоряя других, стяжать худую славу и ненависть разом. О жестокости и милосердии и о том, что лучше:

О жестокости и милосердии и о том, что лучше: внушать любовь или страх Переходя к другим из упомянутых выше свойств, скажу, что каждый государь .

О милосердии и жестокости и о том, что лучше: Чезаре Борджиа считали жестоким, однако эта его жестокость восстановила порядок в Романье, объединила её, возвратила ей мир и согласие. И если хорошенько подумать, то он поступил гораздо милосерднее, чем флорентийский народ, который предоставил раздираемую смутой Пистойю собственной участи ради того, чтобы избежать подозрения в жестокости. Поэтому государю не следует заботиться о дурной славе жестокого, когда он хочет удержать своих подданных в единстве и повиновении, ибо, покарав для острастки немногих, он проявит куда больше милосердия, чем те, кто из чрезмерной любви к ближнему не решается пресечь беспорядки, чреватые грабежами и убийствами.

Ведь смута наносит вред всему обществу, а выносимые государем приговоры направлены против отдельных лиц. Но среди всех властителей новому государю невозможно избежать обвинений в жестокости, поскольку новую власть окружает множество опасностей. Так, Вергилий говорит устами Дидоны: Тем не менее такой государь не должен быть легковерен и скор на поступки, и, так как у страха глаза велики, ему следует действовать умеренно, сохраняя благоразумие и человечность, чтобы излишняя доверчивость не обратилась в неосторожность, а чрезмерная подозрительность не сделала его правление невыносимым.

Тут возникает спорный вопрос:

Как Внушить Любую Мысль (Идею) [BrainShow]

Жизнь вне страха не только возможна, а абсолютно достижима! Узнай как можно стать бесстрашным, нажми здесь!